?

Log in

No account? Create an account
кот11

Запах неопределённости


Запах неопределённости.


Весна не надвигалась и не подкрадывалась, она просто не приходила, ноздри, зажатые тугим холодным воздухом, разучились дышать открыто, снег сошёл, но Глеб ещё не верил, что можно допустить внутреннее расслабление, что температура не скакнёт опять ниже нуля, от этой мысли его передёргивало. Он ждал нежности, всеми рецепторами он пытался нащупать в воздухе неизъяснимую свежесть, но природа, виновато опоздав со временем года, словно боялась подарить ему эту долгожданную радость. Работа не клеилась. Количество собранных тестов превышало все допустимые нормы. Отчётность трещала по швам. В конечном итоге от него требовалось очень мало, привести всё в удобоваримую форму и отправить к аналитикам, но он находил тысячи причин не сдавать материалы, он что-то нащупал сам.


В лаборатории парила тишина, редкие звуки из своей незначительности сразу получали статус событий. «Кофе» — Берта сказала это тихо и музыкально. Глеб и Харитон вздрогнули, они сидели, обмотанные с ног до головы плёнками диаграмм, молчали, сопели друг на друга и в этом лабиринте напряжения даже божественный бархатный голос девушки вызвал короткое замыкание. «К чёрту! К чёрту всё!» - рванул Глеб хрустящую мишуру и кинул в урну.
Обычный ритуал утреннего кофе был разрушен. Они очень любили этот час, потягивая обжигающий напиток, обсуждать результаты и делиться впечатлениями опытов. Сегодня сгустки воздуха сотрясались раздражением Глеба. «Закономерность проявится рано или поздно, она есть, просто я не могу её определить, выделить, обозначить, я не могу понять, какой принцип работает»,— Глеб сказал и выдохнул всю злобу разом, одним усилием, он признал свою слабость, но в глазах Берты и Харитона сверкнуло восхищение, дыхание стало снова общим и спокойным. « У меня интересное замечание»,— Берта сказала и замолчала, словно погрузилась в созерцание дна кружки. Мужчины снисходительно относились к области экспериментов Берты. «Эмоции — это Ваше, женское»,— всё время твердили они. Но сегодня насмешек не было, Глеб нахмурил брови, а Харитон замер с поднесённой ко рту кружкой. В атмосфере опять засверкали искры, как будто от слов, которые сейчас будут произнесены, зависит всё и даже больше, чем всё. «Я составила ряд незначительных вопросов, в которых варьировалось обозначение потенциального сексуального партнёра по степени градации определённости отношений, например: жена, любимая, возлюбленная, предмет симпатий. Эмоциональный фон тем выше, чем неопределеннее выявлена составляющая взаимоотношений. У женщин та же тенденция ». Харитон вскочил: «Это ничего не доказывает! С Фрейдом связываться я не хочу»! Глеб улыбался, широко и открыто, он выдохнул с таким облегчением, что со стола сорвалась пара бумаг и бесшумно скользнула на пол. «Это принцип. Вот это что!»
Глеб и Харитон бросились к рабочему столу. «Кто говорил расплывчатость, кто говорил размытость»! — рычал Харитон. «Мы даже можем вычислить индекс, индекс неопределённости», — Глеб стучал на компьютере так, как будто у него осталось две минуты жизни: «Вот откуда эти импульсы, вот откуда эти кривые! Вот откуда сбой в программе! В этом состоянии мозг настроен на восприятие глобальных потоков невербального! Это состояние гения после аккумуляции информации, в момент её наивысшей концентрации, это гениальная пауза, стадия неопределённости, запускающая процесс открытия, это момент рождения нового»! Он вдруг обмяк, руки его повисли, на глаза навернулись слёзы: «И что нам это даёт? Сотню новых диссертаций с подобными моим восклицаниями…»
Тишина, так любимая ими тишина, сегодня не баюкала, а настигала, била поддых. Оцепенелые, они не могли говорить, они не могли двигаться, они не могли дышать. Берта встала и как привидение стала ходить по узкому проходу между столами, потом она вдруг кинулась к аптечке, как будто ей стало плохо.
«Понюхай, чем пахнет»?— Берта сунула под нос Харитона открытый бутылёк. «Карболкой. Нет, йодом», — Харитон привстал, потягивая носом. «Запах меняется»? — он плюхнулся на стул. «Химики могут с этим справиться. Меняющийся, неопределенный запах»,— Глеб опять застучал клавишами.
Газеты пестрели заголовками: «Открытие века»!, «Созданы опытные образцы»!
«Это не стимуляция мозга, запах скорее приводит к временному замешательству, переоценке, это запах вдумчивости, запах открытий, на сегодняшнем этапе развития образования и науки это творческое решение поднимает потенциал нации. Это новаторское изобретение способно так же решить широкий спектр проблем межличностных отношений. Это «запах холостяка», шутят учёные. Вы можете внести в свои семейные отношения элемент неопределенности, это новый спектр чувств, новая эмоциональная волна, это щит от стрессов и болезней».
Глеб и Харитон шагали по набережной. Лето дурманило, хотелось пива, купаться, ходить на руках. Глеб достал из кармана заветный бутылёк, повертел в руках, размахнулся и зашвырнул в реку. «Ты чего?», — забеспокоился Харитон. «Я определённо хочу на ней жениться».







Comments

Хороший рассказ! Мне понравился :) Спасибо!
Спасибо и Вам!
Хорошо.